20 Марта 2020

Потребность в модернизации

Потребность в модернизации

Вячеслав Федоренко

заместитель директора ФГБНУ «Федеральный научный агроинженерный центр ВИМ», академик РАН, д.т.н.

Развитие российского агропромышленного комплекса, в том числе зернового сектора, невозможно без высокопродуктивной, надежной, хорошо адаптированной к условиям нашей страны сельскохозяйственной техники. Однако у многих аграриев возникает вопрос: могут ли отечественные компании предоставить такие машины?

Одной из основных организаций, занимающихся разработкой научно-технических прогнозов, программ, концепций, стратегий развития технико-технологического обеспечения сельского хозяйства Российской Федерации, а также систем машин, является ФГБНУ «Федеральный научный агроинженерный центр ВИМ». Вячеслав Федоренко, заместитель директора этого учреждения, академик РАН, доктор технических наук, подробно рассказал о текущем состоянии и перспективах развития сельскохозяйственной техники, задачах, стоящих перед отечественными сельхозмашиностроительными предприятиями, а также о современных российских разработках в этой области.

— Каковы результаты развития сельскохозяйственной отрасли?

— В последние годы агропромышленный комплекс демонстрирует позитивную динамику. За пять лет объем производства продукции растениеводства в денежном выражении вырос почти в 1,4 раза: в 2014 году он составлял 1986,7 млрд рублей, а в 2018 году — 2756 млрд рублей. Согласно данным, представленным на Всероссийском аграрном и инженерно-аграрном совещании, в 2019 году российскими предприятиями АПК было приобретено машин и оборудования на 25,5 млрд рублей. Во многом такая ситуация обусловлена ростом урожайности и валового сбора зерна. По предварительным данным Росстата, продуктивность зерновых культур в 2019 году выросла в среднем на 4,7% по сравнению с предыдущим годом и составила 26,6 ц/га, а общий валовой сбор превысил 121 млн т, что стало на 8 млн т больше, чем в 2018 году. В том числе было собрано 74,33 млн т пшеницы, ячменя — 20,46 млн т, кукурузы — более 13,9 млн т, проса — 0,4  млн т, риса — 1,1 млн т. Предполагается, что в 2020 году урожай зерновых достигнет 125 млн т. Безусловно, такие показатели требуют применения точной и высокопроизводительной сельскохозяйственной техники.

— В январе этого года Президентом России была утверждена новая редакция Доктрины продовольственной безопасности. В этой связи какая современная отечественная почвообрабатывающая, посевная и уборочная техника для производства зерна наиболее соответствует решению поставленных задач?

— Доктрина предполагает повышение урожайности основных сельскохозяйственных культур, развитие мелиорации и вовлечение в оборот неиспользуемых пахотных земель, для чего требуется надежная техника. Наш институт всегда принимал участие в разработке требований к параметрам машин для возделывания и уборки зерновых культур. Согласно статьям 15 и 17 Федерального закона «О развитии сельского хозяйства» и постановлениям Правительства России № 1432 от 27.12.2012 и № 740 от 01.08.2016 любая сельскохозяйственная техника и оборудование должны соответствовать заявленным функциональным характеристикам (потребительским свойствам). Российские производители техники, в том числе тракторов и орудий для основной и предпосевной подготовки почвы, ухода за посевами, уборки и первичной послеуборочной обработки сельскохозяйственных культур, должны неукоснительно соблюдать эти требования.

— Сейчас многое делается для повышения качества и надежности машин. Участвует ли научный центр в этой работе?

— Контроль технологических и технических параметров, оценка эффективности техники, в том числе агрегатов, поступающих на российский рынок из-за рубежа, в соответствии с постановлением Правительства России № 1432 возложены на машиноиспытательные станции (МИС). В соответствии с этим документом производителям техники и оборудования предоставляется государственная поддержка с учетом результатов работ на определение функциональных характеристик и эффективности при наличии положительного заключения МИС. Данные станции — бюджетные организации, подведомственные Министерству сельского хозяйства России, и мы не имеем права вмешиваться и регулировать их работу. Однако наш научный центр принимает участие в разработке номенклатуры параметров и критериев оценки, методик их проверки, а также проведении испытаний техники и оборудования.

— Каковы итоги работы этих организаций за последние два года? Насколько соответствует действительности мнение, что лишь зарубежная техника может обеспечить успех, а отечественные наука и производство безнадежно отстали?

— МИС проводят испытания объективно, предъявляют жесткие требования к соблюдению всех операций, установленных нормативными и законодательными документами, поэтому российские и зарубежные предприятия неохотно идут на эти вынужденные процедуры. Проверка обеспечивает степень вероятности, что показатели работы испытуемой машины соответствуют установленным функциональным характеристикам и агротехническим требованиям к возделыванию зерновых культур в конкретном регионе. К настоящему времени протестировано свыше 420 новых моделей техники: тракторов, почвообрабатывающих орудий, сеялок прямого посева, зерно- и кормоуборочных комбайнов и других. Испытания показали, что российские машины не уступают импортным по многим техническим показателям, а по соотношению цены и качества превосходят зарубежные образцы. Кстати, о том, что не вся иностранная продукция столь хороша, свидетельствует тот факт, что лишь отдельные иностранные производители сельскохозяйственных машин решились пройти испытания на МИС, причем при условии запрета на публикацию тестовых результатов в течение года.

— Получается, что при выборе импортных агрегатов российские аграрии вынуждены ориентироваться только на сведения самих производителей?

— В соответствии с правилами ВТО наше государство не может обязать зарубежных поставщиков проходить процедуру проверки и запретить продажу подобной техники, если она отвечает требованиям безопасности пользователей и экологическим нормам. В данном случае покупатель самостоятельно отвечает за параметры надежности и возможные проблемы, связанные с использованием иностранных машин на своих полях.

— На рынке сложной и высокотехнологичной техники доминируют модели американских и европейских производителей. Свою нишу активно пытаются занять даже турецкие и китайские фирмы, предлагая разработки для небольших и средних предприятий АПК. Как преодолеть недоверие к российской продукции?

— В этом направлении уже многое делается, в том числе размещаются рекламные и информационные статьи в профильных изданиях, осуществляются демонстрационные показы в рамках международных и оте­чественных выставок, Всероссийского дня поля, а также региональных мероприятий, проводятся соревнования пахарей. В частности, в текущем году в России пройдет международный чемпионат по пахоте. Однако главным аргументом конкурентоспособности российской техники станет соответствие зарубежным образцам по технологическим и качественным характеристикам. Важно активнее догонять и опережать иностранные агрегаты в сфере цифровизации, повышать показатели наработки на отказ и долговечность эксплуатации. Для этого необходимо внедрять на машиностроительных предприятиях современное станочное оборудование, восстанавливать производственные мощности для выпуска комплектующих и развивать российскую компонентную базу.

— Что еще необходимо сделать, чтобы аграрии были уверены в заявленных показателях сельхозмашин, могли опираться на реальные характеристики при выборе агрегатов и данные специалистов своего региона?

— Очень важно, чтобы отечественные производители формировали полноценную оперативную сеть сервисных центров и расширяли номенклатуру их услуг. В этом направлении лучшие результаты демонстрирует компания «Ростсельмаш», особенно в южных регионах страны. Однако служб поддержки по-прежнему недостаточно, что приводит к недопустимо длительным простоям техники при поломках, к задержке ремонтных работ или настройки машин в периоды напряженных сельскохозяйственных работ. В итоге имеют место значительные потери при сборе урожая зерна, снижаются его качество и стоимость, что отражается на рентабельности и доходности аграриев, сказывается на репутации российской техники и создает негативное отношение к ней. На практике ломается любой агрегат, но крупные зарубежные компании быстро решают данную проблему, так как располагают широкой дилерской сетью. Кстати, машиностроители должны учитывать, что сервисное обслуживание техники и оборудования, оказание смежных услуг обеспечивают прибыль, эквивалентную производству.

— Какие проблемы предстоит решить российским инженерам?

— Сейчас перед сельхозмашиностроителями стоят две глобальные задачи. Прежде всего, необходимо снизить импортную зависимость, вернув в Россию производство тракторов тяговых классов 0,6–1,6, а также устранить отставание в обеспечении контроля агротехнических процессов, то есть активизировать цифровизацию сельскохозяйственной техники. Обе цели связаны с модернизацией станкостроительных мощностей и компонентной базы, в том числе для обеспечения заводов датчиками, бортовыми компьютерами и программными продуктами, которые позволяют осуществлять контроль качества выполнения технологических операций. Перечисленные задачи требуют комплексного решения и неоднократно обсуждались на заседаниях Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации, коллегиях Министерства промышленности и торговли РФ и Министерства сельского хозяйства РФ. Ученые ФГБНУ ФНАЦ ВИМ являются постоянными и активными участниками этих обсуждений. Позитивные изменения в этом направлении уже происходят, хотя пока они не столь быстрые и радикальные. В частности, для проведения модернизации станкостроительной базы заводов сельскохозяйственного машиностроения была одобрена государственная поддержка, которую предполагается осуществлять через Министерство промышленности и торговли Российской Федерации.

— Как вы оцениваете итоги реализации механизмов поддержки аграриев для повышения обеспеченности сельхозтехникой? Какие преимущества предоставили программы модернизации парка аграрных машин с помощью компании «Росагролизинг» и меры господдержки по постановлению Правительства России № 1432?

— Государственная помощь дала двойной эффект: аграриям она помогла начать обновление парка сельхозтехники, а заводам позволила увеличить объемы продаж и модернизировать станочный комплекс. По этим причинам важен не столько дальнейший путь, по которому пойдет поддержка, сколько факт ее продолжения. Кстати, хорошим решением была бы передача возможности производителям зерна самостоятельно получать дотации на обновление парка машин. Государство должно поддерживать результативных фермеров и регулировать зерновой рынок таким образом, чтобы профильные предприятия имели дополнительные возможности для приобретения современной и более эффективной техники, что внесет значимый вклад в обеспечение лучшей маржинальности производства зерна.

Следует признать, что компания «Росагролизинг» имеет впечатляющий охват аграриев, хорошо сформированную структуру и филиалы по всей России, что позволяет действенно и оперативно использовать ресурсы и механизмы господдержки. Кроме того, если программой по постановлению Правительства России № 1432 пользовались преимущественно крупные игроки рынка, то «Росагролизинг», используя более демократичные формы, помогает обновлять технику средним и мелким производителям зерна.

— Сейчас в нашей стране развивается производство редких культур, например полбы, спельты, красной пшеницы, чиа и других. Планирует ли научный центр заниматься созданием техники для подобных растений? Или такие разработки уже ведутся?

— Действительно, в прошлом все сельхозпроизводители имели сходные размеры посевных площадей и выращивали примерно одинаковый набор культур, подходящих к климатическим условиям региона. Сейчас же зерновые производят не только крупные агрохолдинги, но и среднего и небольшого размера фермерские хозяйства. Более того, в послании Президента В. В. Путина Федеральному собранию Российской Федерации, состоявшемся 15 января, было предложено на условиях социальных контрактов вовлекать в сферу аграрного производства владельцев подсобных хозяйств. В связи с этим практика возделывания редких культур может расширяться.

В нашем центре уже формируется научная группа по разработке навесных адаптеров и сменных рабочих органов для редких культур. Например, этими комплектующими можно оснастить стандартную зерноуборочную технику для уборки данной продукции. Подобная практика является общепринятой и широко использовалась еще в советское время. Но для внедрения в серийное производство таких модулей для возделывания и сбора редких культур важен интерес со стороны потребителей.

— Во многих экономически развитых странах растет спрос на органическую сельскохозяйственную продукцию. Проводят ли подразделения вашего учреждения исследования и разработки в данном направлении?

— Россия имеет высокие шансы занять ведущее место в этом сегменте рынка. Однако его развитие в нашей стране требует широкого внедрения специальной техники: роботов для оценки состояния посевов зерновых, удаления сорняков, машин для внесения энтомофагов и биологических средств защиты, а также агрегатов, действие которых будет основано на физическом и механическом воздействиях на вредные объекты для исключения из технологий возделывания или значительного сокращения практики применения химических средств защиты растений.

В нашем центре уже ведется работа по совершенствованию агрегатов для земледелия такого типа. Однако мы также разрабатываем технические устройства, позволяющие значительно эффективнее, с точным нанесением на растения, меньшими расходом и потерями применять минеральные удобрения и химические средства защиты. Такие машины и аппараты крайне необходимы, чтобы хозяйства с минимальными издержками для окружающей среды и агроценоза могли свое­временно справляться с проблемами поддержания уровня почвенного плодородия и неконтролируемого размножения опасных вредителей и возбудителей заболеваний.

— Сейчас в растениеводстве многие стали ориентироваться на цифровые технологии. Для всех ли регионов они применимы? Проводится ли стандартизация показателей состояния зерновых посевов с учетом специфических особенностей конкретной местности? Создаются ли программы для защиты подобных разработок?

— Безусловно, цифровые технологии помогают сельхозпроизводителям и обеспечивают точность, экономичность и экологическую безопасность производства зерна, и таких решений не следует бояться, ведь весь мир идет по этому пути. Однако для их реализации необходимо выпускать максимально качественную и надежную технику. Вопрос технологической и биологической безопасности, разумеется, очень важен, и сейчас он обсуждается. Следует отметить, что сами механизмы защиты программ не представляют сложности — основные принципы уже были заложены для других сегментов экономики, например банковского сектора.

Любой аграрий знает, что на юге и в северных областях, на равнине и в предгорьях рост и развитие зерновых культур различаются. В нашей стране, где свыше 670 почвенно-климатических районов, невозможно эффективно использовать технику без выявления всех особенностей и учета параметров при ее настройке для условий конкретной зоны. По этим причинам создание комплексов машин для возделывания и уборки зерновых культур, специальных почвообрабатывающих орудий, сеялок точного высева и других сельскохозяйственных машин, в том числе оснащенных цифровыми устройствами, а также агротехнических требований к ним с учетом географической специфики — традиционная работа нашего научного центра.

— Еще одна важная проблема — потребность в кадрах, способных управлять современной техникой, сочетать знания и умения агронома, механизатора и программиста. Кто сегодня готовит таких специалистов и осуществляет повышение квалификации работников?

— Проблема подготовки кадров по-прежнему остается острой, поскольку слишком небольшое число людей может одинаково хорошо разбираться и в агротехнии, и в сложной программируемой технике. Мудрость гласит: «Сельское хозяйство нуждается в тонкостях, но не терпит глупости». Последняя, как показывает опыт, обходится очень дорого. Вследствие этого необходимо обеспечить надежный контакт: одни специалисты должны заниматься фермерством, другие — агроинженерным сервисом, при этом общее представление у каждого следует закладывать в профильном учебном заведении. Однако, как свидетельствует международная практика, сейчас фермеры обычно хорошо знают лишь несколько технологических процессов, а человек, окончивший, к примеру, ФГБОУ ВО МГТУ им. Н. Э. Баумана или ФГАОУ ВО МФТИ, прекрасно разбирается в системах навигации и других специальных разработках, но оказывается далек от основ выращивания сельхозкультур и реалий сельской жизни. Конечно, по ряду вопросов на предприятиях требуются узкие специалисты, и каждому аграрию не нужны знания о языках программирования и создании ПО. В случае необходимости ему следует обращаться в профильные компании, однако для этого требуется наличие хорошего сервисного обслуживания. В США и Европе существует понятие «Сельское хозяйство 4.0», когда высокий уровень цифровизации требует разделения труда: одни специалисты знают обо всех тонкостях выращивания культур, а сопровождение работ и ремонт техники обеспечивает специальный инженер либо отдельная бригада, которая проведет требуемую операцию. Кстати, многие крупные зарубежные производители техники нередко заключают с фермерами соглашения по сервисному обслуживанию на условиях гарантии получения определенной части урожая. В этом случае центр не меньше фермера заинтересован в хороших конечных результатах.

— Существует ли подобная практика в нашей стране?

— С целью повышения качества подготовки специалистов Министерство науки и высшего образования Российской Федерации реализует концепцию НОЦ, или научно-образовательных центров, в рамках Национального проекта «Наука». Наш коллектив совместно с ФГБОУ ВО «Белгородский ГАУ имени В. Я. Горина» и ФГБОУ ВО «Российский ГАУ — МСХА имени К. А.  Тимирязева» также принимает участие в этом проекте. Кроме того, в научном центре в рамках магистратуры и аспирантуры организовано обучение по программам подготовки кадров. После его завершения специалисты смогут одинаково хорошо решать технологические и технические задачи. Российские производители цифровизированных машин и оборудования тоже должны создавать аналогичные группы по подготовке специалистов, которые помимо управления непосредственно агрегатами будут владеть знаниями о программном обеспечении. Более того, работники, получившие образование по конкретной отрасли сельского хозяйства или узкой направленности, должны не только понимать, как обрабатывать поля с применением ЖКУ и ядохимикатов, но и уметь провести мелкий ремонт техники в поле. Такие инженеры-механизаторы должны самостоятельно формировать объем работ с учетом погоды, технологической карты полей, состояния посевов и других факторов, что предполагает совсем иной уровень компетенций.

— Каковы успехи России в создании новых агрегатов для возделывания зерновых культур? Какие разработки представляются наиболее актуальными?

— Из недавних достижений можно отметить систему ночного видения от компании «Ростсельмаш», получившую серебряную медаль на выставке Agritechnica 2019. Хорошими техническими возможностями также обладают агрегат для внесения жидких удобрений FDC от АО «Евротехника», самоходный опрыскиватель «Туман-3» от ООО «Пегас-Агро», телескопические погрузчики ПСТ-3396 и ПСТ-4071 от ООО «БДМ-Агро», а также зерноуборочный комбайн Nova от «Ростсельмаш» и разработки нашего научного центра. Уверен, что российские производители сельхозтехники обладают огромным потенциалом, однако для его реализации необходимо решить обозначенные задачи.

Беседовала Юлия Белопухова

Популярные статьи