7 Октября 2018

Цифровая модернизация

Цифровая модернизация

Михаил Мизин

официальный представитель в России Ассоциации производителей сельхозтехники Германии VDMA Landtechnik

Беседовала Анастасия Кирьянова

Внедрение умных технологий — один из ключевых трендов мировой экономики последнего десятилетия. Подобные системы позволяют грамотно организовать производство на предприятии, повысить эффективность вложений, оптимизировать процесс принятия решений по различным вопросам, связанным с функционированием компании, и многое другое. постепенно данные технологии проникают в сельское хозяйство.

По мнению многих специалистов, цифровизация — один из основных векторов развития аграрной отрасли. В нашей стране большинство сельхозпроизводителей нельзя назвать уверенными пользователями подобных систем, однако многие из них активно интересуются ими, а также преимуществами, которые предоставляют данные разработки. Михаил Мизин, официальный представитель в России Ассоциации производителей сельхозтехники Германии VDMA Landtechnik, подробно рассказал о сути цифровых технологий, основных этапах их внедрения в сельском хозяйстве, а также о главных факторах, мешающих их широкому распространению.

— Сегодня все чаще приходится слышать о «Сельском хозяйстве 4.0». В чем суть этого явления? Каковы его основные принципы?

— Можно сказать, что «Сельское хозяйство 4.0» — сквозная цифровизация процессов и активов с последующим объединением в единую экосистему. Терминология этого явления все еще находится в стадии становления, однако многие новые и популярные сегодня понятия — «Интернет вещей», «умные» технологии, smart farming, диджитал-трансформация, e-agriculture и другие, определенным образом описывают ход внедрения цифровых технологий в аграрную отрасль либо тот или иной концепт, связанный с этим процессом.

Тема цифровизации сельского хозяйства сегодня крайне актуальна — по всему миру основываются сотни стартапов, появляются национальные и глобальные проекты, направленные на создание новых цифровых систем, в том числе в промышленности и аграрной отрасли, осуществляется анализ больших данных и так далее. Тот факт, что многим из этих проектов удается привлечь огромные инвестиции, говорит о том, что подобные идеи выглядят убедительно, и инвесторы верят в них — в их реализуемость и рентабельность. Одновременно с этим мы видим, что за последнее время в сельском хозяйстве было накоплено большое число инновационных решений, чаще всего изолированных друг от друга, в связи с чем присутствует ожидание некой фазовой трансформации количества в качество, то есть перехода от отдельных «умных» элементов и узлов к системе сквозной цифровизации хозяйств. Однако время идет, а подобный процесс не наблюдается. По этой причине постепенно приходит понимание, что у данного явления существуют некоторые ограничения, которые заставляют нас подходить к нему более осторожно, чем это казалось изначально. Один из таких сдерживающих факторов — инфраструктура. Так, на прошедшем в этом году в городе Сочи «Российском инвестиционном форуме» премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, являющийся убежденным сторонником цифровых технологий, признал, что будущее страны не во внедрении гаджетов и цифровизации, а в развитии инфраструктуры. В отношении сельского хозяйства данное замечание особенно верно. Аграрию нет смысла устанавливать «умные» системы и закупать БПЛА, если у предприятия проблемы с базовой инфраструктурой: отсутствуют дороги, наблюдаются перебои с подачей электроэнергии и нехватка мощностей для хранения продукции.

— Какие еще факторы сдерживают использование данной системы?

— Сегодня повсеместному внедрению подобных технологий мешает ряд ограничений. Прежде всего, само развитие этой отрасли опережает возможности объективного анализа накопленного опыта, что приводит к появлению недоработанных решений. Внешняя среда также часто не готова к использованию подобных технологий, поэтому при их разработке и попытке внедрения требуются обязательные согласования и экспертизы, которые объективно не соответствуют уровню развития отрасли и тормозят процесс. Помимо этого, по-прежнему нерешенным остается вопрос принадлежности и безопасности данных. По этой причине в данной области требуется не только создание административных рамок и регламентов, но и наличие доверия между всеми участниками рынка, на что требуется время, ведь иногда их интересы могут быть прямо противоположными. Например, в вопросе принадлежности информации для агрария важно быть собственником всех цифровых сведений о его предприятии, в то время как поставщик технологических решений или услуг может также претендовать на доступ к этим данным.

— Какие факторы развития сельского хозяйства обуславливают необходимость внедрения подобных технологий в мире и в нашей стране в частности?

— Согласно прогнозам, население планеты к 2050 году вырастет с 7 до 10 млрд человек, в то время как площадь мировой пашни увеличится лишь на четыре процента — с 1,5 до 1,6 млрд га. Сопоставляя эти сведения, мы понимаем, что для удовлетворения потребностей человечества производство продуктов питания к 2050 году должно повыситься на 60 процентов на фоне крайне незначительного роста площадей обрабатываемых земель. Безус­ловно, данная задача — вызов для сельского хозяйства, который создает огромное давление на этот сектор и предъявляет совершенно иные требования к производительности и эффективности агробизнеса. Поэтому цифровизация представляется одним из наиболее перспективных инструментов достижения этой цели.

Помимо этого, следует понимать, что агробизнес в принятии решений руководствуется отнюдь не задачами решения общечеловеческих проблем, а более насущными категориями — повышением рентабельности бизнеса, расширением своей доли рынка, ростом капитализации и другими. В этом направлении цифровизация является одним из стимулов дальнейшего развития, ведь на конкурентных рынках любое решение, способное обеспечить увеличение прибыльности с приемлемым уровнем предсказуемого риска подлежит изучению и внедрению. В этом случае действует простое правило: если вы сегодня не сделаете что-либо для повышения эффективности вашего производства, то завтра это решение примет ваш конкурент. Цифровые системы обеспечивают более результативную эксплуатацию техники за счет автоматизации настроек, позволяют проводить анализ большого массива данных с целью оптимизации различных сведений, например, о вносимых удобрениях, общему KPI предприятия, погоде, урожайности и так далее, снижать производственные расходы и более рационально использовать ограниченные ресурсы.

— Каковы этапы и условия внедрения цифровых технологий в сельском хозяйстве? Какие преимущества, в том числе экономические, они дают на каждой стадии и в целом?

— Сегодня этот факт может показаться удивительным, но во второй половине ХХ века, когда стали предприниматься первые попытки научить трактор общаться с прицепными агрегатами, это вызвало недовольство самих фермеров. Им данное решение показалось скорее обременительным, чем полезным и облегчающим их труд. Особое раздражение у них вызывало большое количество проводов, которые связывали трактор с навесным орудием, при этом не сильно упростив процесс выполнения задач самим аграриям. Поэтому появление универсального протокола Isobus стало поистине революционным событием, поскольку «умная» технология, пожалуй, впервые стала выглядеть удобно за счет замены огромных связок проводов всего тремя шнурами. Можно сказать, что реальное развитие «умных» технологий применительно к сельхозтехнике началось в тот момент, когда трактор научили координироваться с навесным орудием без дополнительного обременения оператора.

Следующим этапом стало использование цифровых технологий в современных машинах — GPS-руление, контролируемое движение техники по полю или CTF, полостное регулирование в опрыскивателях и разбрасывателях минеральных удобрений и так далее. В результате сегодня «умные» системы применяются в большинстве сельскохозяйственных операций, включая почвообработку, прямой посев и уборку урожая. Новым логическим этапом должно стать объединение всех этих разрозненных элементов в единую систему Farm Management System, позволяющую перевести управление предприятием в почти полностью цифровой формат, благодаря чему можно будет контролировать все аграрные операции удаленно. Однако, следует признать, что пока преждевременно говорить о подобном уровне автоматизации процессов.

— Насколько широко данные системы уже используются в Европе и в нашей стране? Каковы перспективы их применения в России?

— Во многих странах ЕС вопрос внедрения цифровых технологий уже давно обсуждается как фермерами и отраслевыми союзами, так и регулирующими органами, пытающимися обеспечить наиболее подходящие и актуальные законодательные рамки для новых форматов развития аграрной отрасли. Так, в 2017 году Ассоциация VDMA Landtechnik совместно с Минсельхозом Германии запустила диалоговую платформу «Цифровизация в сельском хозяйстве». Ее основные задачи — проработка практических вопросов, связанных с созданием пилотных цифровых ферм и унифицированной национальной базы геоданных.

Очевидно, что скорость и эффективность внедрения новых технологий в АПК неразрывно связаны с используемой сельхозтехникой и зависят от уровня ее инновационности, производительности и надежности. Сегодня Германия является одним из мировых лидеров в производстве современных сельскохозяйственных машин, поэтому многие компании принимают активное участие в работе по развитию цифровых технологий в аграрной отрасли. Более того, по мнению Министерства сельского хозяйства Германии, именно внедрение подобных систем позволит сохранить конкурентоспособность немецкого АПК на мировой арене. Насколько мне известно, российское аграрное ведомство также активно занимается проработкой законодательной базы для внедрения цифровых технологий и ставит очень амбициозные цели в этом сегменте. В частности, в 2017 году Минсельхоз РФ выступил с инициативой создания государственной подпрограммы «Цифровое сельское хозяйство», чтобы включить данное направление в список приоритетных. Я уверен, что у данных систем хорошие перспективы в отечественной аграрной отрасли.

— Какие предприятия чаще всего предпочитают перейти на систему «Сельское хозяйство 4.0»? Каким компаниям следует ее внедрять в первую очередь?

— В погоне за модными трендами важно сохранять чувство реальности. При внедрении цифровых систем анализ «затраты — эффективность» должен оставаться приоритетным. При этом важно понимать, что далеко не всем предприятиям требуется тотальная цифровизация, поскольку необходимость ее внедрения во многом зависит от реального положения дел в конкретной компании и ее производственных показателей. Кроме того, отрасль цифровых технологий развивается стремительно, и порой на рынок выводятся недоработанные технологические решения, не имеющие ни объективной аналитики применения, ни статистических данных. Однако многие готовы вкладываться в такие технологии, поскольку это модно и престижно. Очевидно, что обычно подобные инвестиции основаны на эмоциях, а не на рациональном анализе.

Сегодня в России многие крупные хозяйства уже в той или иной степени опробовали цифровые технологии, причем некоторые агрохолдинги в значительной мере внедрили их в свое производство. Государственные службы также проявляют активность в этой сфере. «Роскосмос», «Росгидромет», «Фонд развития интернет-инициатив» и другие организации сотрудничают с Министерством сельского хозяйства РФ по созданию базы данных и космических снимков, а также заключают прямые соглашения и меморандумы с крупными холдингами по внедрению передовых разработок. Наиболее активно данный процесс идет в области точного земледелия, автоматического управления объединенными сельхозмашинами и дистанционного зондирования земли.

— Насколько обеспечены новой сельхозтехникой российские аграрии? Ведь нередко приходится слышать о широком применении в России устаревших агрегатов.

— Как я уже отметил, внедрение цифровых технологий невозможно без современных инновационных аграрных машин и оборудования. Большинство крупных и средних хозяйств в России не испытывают проблем с нехваткой подобных агрегатов, однако в целом по стране большая часть парка сельхозтехники остается устаревшей, что делает необходимым проведение технической модернизации российской аграрной отрасли. Для ускоренной реализации данного процесса следует не только решить вопрос с закредитованностью сельхозпроизводителей, но и обеспечить им равный и беспрепятственный доступ к лучшей мировой технике и технологиям. В случае успешного преодоления этих проблем внедрение цифровых технологий станет осуществляться более быстрыми темпами.

Не стоит забывать, что многие производители аграрных машин сами являются поставщиками инновационных технологических решений, работающих на базе выпускаемой ими продукции. Такой подход позволяет повысить эффективность эксплуатации сельхозтехники за счет автоматизации многочисленных настроек, но при этом затрудняет процесс стандартизации и униформизации.

— Можно ли цифровизацию осуществить на базе, к примеру, только отечественных машин?

— В теории можно поставить подобную задачу, однако ее решение заведомо снижает конкурентоспособность результата, и, соответственно, уменьшает экономический эффект для конечного потребителя. В глобальном мире инновации больше не являются эксклюзивной собственностью каких-либо компаний или государств, а идея полного самообеспечения, как правило, дает обратный эффект и чаще всего приводит к технологической отсталости. Российское сельхозмашиностроение за последние годы достигло больших успехов и сегодня занимает вполне уверенные позиции как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Однако вводить искусственное технологическое ограничение в такой инновационной сфере, как цифровизация, было бы контрпродуктивно. На мой взгляд, более правильный путь — поддержка, в том числе финансовая, использования передовых мировых разработок.

В этом отношении можно привести простой пример. Как уже отмечалось, Германия — один из мировых лидеров по производству инновационной и высокопроизводительной сельхозтехники. При этом доля импортных машин в этой стране составляет 50 процентов. Данный факт может показаться странным, но это объективный рыночный показатель, который позволяет сохранять конкурентоспособность сельского хозяйства. Любые попытки искусственно повлиять на данное соотношение путем административного регулирования могут исказить рынок в ущерб аграрию.

— По вашему мнению, каким образом в среднесрочной и отдаленной перспективах будет развиваться техническая сторона российского сельского хозяйства?

— Оснащенность аграрной отрасли — важнейший фактор ее развития, а наличие свободного выбора для сельхозпроизводителя — ключевое условие его конкурентоспособности. Сегодня на российском рынке представлена вся линейка самоходной и прицепной сельхозтехники как российского, так и иностранного производства. В этой ситуации каждый потребитель может сам выбирать машину или оборудование, которые оптимально подходят для решения его задач, исходя из погодно-климатических условий, качества почвы, финансового положения хозяйства, целевых индикаторов и прочего. При этом помимо конкурентной продукции существуют так называемые нишевые продукты, изготовление которых в нашей стране не налажено. К ним относятся комбайны для уборки свеклы, капусты, моркови и других культур, некоторые виды погрузчиков, кормораздатчиков и многое другое. После девальвации рубля данные машины стали слишком дорогими, поэтому разумно было бы подумать о введении целевых мер поддержки, чтобы сделать эти агрегаты более доступными для сельхозпроизводителей, чей бизнес напрямую зависит от их наличия. Я убежден в том, что при условии политики государства, направленной на привлечение в нашу страну ведущих мировых брендов сельхозтехники, обладающих инновационными цифровыми технологиями, и поддержку создания ими местных производств с прозрачными и объективно выполнимыми условиями локализации, техническая модернизация российского сельского хозяйства пойдет более ускоренными темпами, и отечественные аграрии станут более активно использовать современные технологии.

Популярные статьи